Благословение

 
отче Вы не экуминст случайно.Вы про молитву в католическом храме это серьезно..?Владыка читает эти о
Пользовательского поиска

Отче, Вы не экуминст случайно...Вы про молитву в католическом храме это серьезно..?Владыка читает эти ответы...

Ответ: Да, я придерживаюсь некоторых экуменических воззрений ( но только в отношении христианских Церквей ), и мои взгляды не случайны... Дело в том, что мой путь в Православие начинался с протестантизма: вначале это были телепроповеди Кеннета Коупленда, затем молодёжная баптистская Церковь " Логос " в Черновцах (правда, я у них не крестился, а был только вольным слушателем ). Но первую христианскую катехизацию, первый опыт молитвы и жизни во Христе я воспринял именно там, за что премного благодарен Господу и братьям-баптистам. И хоть в своё время, благодаря знакомству с трудами святых Отцов Церкви, рамки баптистского вероучения показались мне тесными и я уже сознательно вернулся в Православие, я до сих пор считаю братьев баптистов , да и другие ортодоксальные протестантские течения братьями по вере и членами Христовой Церкви. И в этом своём убеждении я опираюсь на правильное толкование понятия "Церковь". Согласно катехизису Филарета ( Дроздова) "Церковь есть от Бога установленное общество людей, соединенных православной верой, законом Божиим, священноначалием и таинствами". Однако я считаю это определение не совсем правильным. Дело в том, что в Священном Писании не встречается термин "общество" в приложении к Церкви Христовой. "Общество, союз — понятия канонически правовые, а не догматические… Понятие "общество" более приложимо к государству, чем к Церкви. В "союзе", "обществе" акцент делается на человеческой солидарности, а не на единстве Божественной жизни, как в теле Христовом. К обществу неприменимо понятие таинства",— отмечает митр. Владимир (Сабодан). Определение Церкви как общества не является правильным логическим определением, это скорее просто описание, из кого состоит Церковь. К тому же, и христианская семья, и христианское государство — также общества верующих, но при этом не являющиеся Церковью. Из определения Церкви как общества верующих нельзя вывести ее основные свойства: единство, святость, соборность и апостольство. Кроме того, такое наименование может привести к восприятию Церкви только как организации, "относящейся к категории исторических обществ и, следовательно, всецело подверженной влиянию бесчисленных факторов мира сего". Поэтому более правильное определение Церкви, на мой взгляд, таково: "Церковь - это прежде всего понятие духовное. Это Тело Христово - это Христово Царство, в которое Он вводит тех, кого избрал Своими детьми и кто избрал Его своим Отцом". Под именем Церкви известна в истории первая община учеников Христа. Вне связи с этой общиной христиан не существовало, и потому "уверовать во Христа значило присоединиться к Церкви".Церковь, существуя на земле, является одновременно небесной. Она - видима и невидима, охватывая всех живущих на земле христиан и всех скончавшиеся в истинной вере и святости, во главе со Христом. Церковь Христова - это понятие духовное, которое не имеет территориальных, национальных и временных границ.И стать членом этой Церкви, Тела Христова, глава которого - Христос, может каждый уверовавший, который небесное поставил выше земного. Для этого необходимо только правильное Крещение. И каждый, кто крещён правильным крещением - " во имя Отца и Сына и Святаго Духа" (Мф.28:19), уже духовно становится членом Церкви и получает залог Духа и надежду на спасение, при условии исполнения заповедей. Поэтому не важно, в какой деноминации человек крещён: в православии, католичестве или протестантизме. Важно то, как он воспринял Евангельскую весть и отозвался на неё своей жизнью. Одна формальная принадлежность человека к той или иной Церкви его не спасёт.Господь в притче о званых на вечерю сказал:" Много званных, но мало избранных" ( Мф, 22 , 1-14 ). То есть на земле много церковных организаций и много формальных христиан. Но мало тех, для кого Христос и Его учение стали центром жизни. А именно таковых поклонников ищет Себе Господь.( Ин.4. 20-24 ). Если человек В ЛЮБОЙ деноминации серьёзно воспринял Евангелие, и это перевернуло его жизнь, и он , быв крещён или приняв крещение, изменил к лучшему свою жизнь и стал ХРИСТИАНИНОМ, то значит,он вошёл в ЦЕРКОВЬ. Если же Евангельские семена упали на каменистую почву, и он только формально стал верующим ( в любой деноминации ) то значит, он не вошёл в ЦЕРКОВЬ. К сожалению, таких формально верующих во всех христианских течениях преобладающее большинство ( будь то католицизм, православие или протестантизм ). Потому что веровать сейчас просто модно. А истинных христиан,которые серьёзно относятся к делу спасения, ищут во всём угождать Богу ,желают духовно совершенствоваться и изучать Евангелие, сейчас критически мало. К большому сожалению.Так что спастись в принципе можно в любой деноминации. Гланое, не где мы восприняли, А КАК МЫ ВОСПРИНЯЛИ БЛАГУЮ ВЕСТЬ И КАК МЫ ОТКЛИКНУЛИСЬ НА НЕЁ. В Евангелии нигде ни разу не сказано, что Господь будет судить нас по принадлежности к той или иной Церковной структуре, зато многократно сказано о суде по делам. Например, в Евангелии от Матфея, 25 гл. 32-45 ст. Христос описывает Суд Божий, где во главу угла ставятся дела милосердия. И блаженный Августин учил:"Много таких, кто на земле считал себя чуждым Церкви и кто в день Суда обнаружит, что был ее гражданином; много и тех, увы, кто мнил себя членом Церкви, и увидит, что был чужд ей" Не тех, кто говорил Господи, Господи!, и даже не тех, кто говорил мы ели и пили перед Тобою, Христос признает Своими, но тех, которые творили волю Божию (Лк. 13,25-27) В своей книге "НЕРАЗДЕЛЕННАЯ ЦЕРКОВЬ" митрополит Антоний Сурожский пишет:В XIX веке митрополит Платон Киевский мог сказать, что мы знаем, где Церковь есть, но мы не можем сказать, где ее нет; "наши земные перегородки не достигают до небес", заключил он. И отец Георгий Флоровский, человек, который для многих из нас был самим голосом Православия, в обширной статье о Церкви показывает, что ни одна из христианских конфессий не определила с окончательностью границ Церкви. И нашему столетию надлежит, со смирением, строгостью и христианской любовью, глубоко продумать и уразуметь ту историческую реальность, которую представляет собой сегодня христианский мир.
Ни один православный не поставит под сомнение тот факт, что Церковь не только едина, но что она является самим единством: той тайной, тем местом и тем способом, где и которым Бог спасает Свою тварь и соединяется с нею — Тело Христово, Храм Святого Духа, Царство Божие уже пришедшее в силе; чудо, делающее из нас детей Божиих (единородный сын в Единородном Сыне) и дающее нам стать причастниками Божественной природы.
И ни один православный не усомнится, что именно Православная Церковь единственным, неповторимым образом есть эта Тайна, это Место, это Царство.
Тем не менее остается проблемой, как богословской, так и нравственной: какое место мы отводим тем, кто, будь то по выбору, будь то потому, что они родились в таких условиях, которые никаким образом не дали им соприкоснуться с Православием, не принадлежит к Православию?
Самое простое решение вопроса — исключить их из тайны Церкви; сказать, что они не могут более иметь связи с ней; заявить, что можно быть либо в Церкви, либо вне ее; что, поскольку Церковь — само Единство, всякая трещина предполагает исключение из нее, отсечение от нее — самопроизвольное или хирургическое. Это было богословской позицией митрополита Елевферия, для которого всякое отклонение от православной веры предполагало полное отчуждение и самые радикальные его последствия: ни благодать, ни таинства, ни священство не могут существовать не только у еретиков, но и в схизматических общинах.
Можно ли принять такое решение? Мне представляется, что история Церкви, ее богословие несовместимы с таким решением, простым и... успокаивающим, ибо оно упраздняет всякое колебание, всякую проблему, требующую решения, которое было бы достойно Бога.
Самые понятия ереси и раскола предполагают какое-то отношение к вере и к Церкви и продолжающуюся связь, как бы мучительна она ни была, между нею и отделившимися от нее. Мы ведь не говорим, что мусульмане или буддисты — еретики или раскольники: они нам просто чужды; для того, чтобы быть еретиком или раскольником, нужно быть христианином!
Тут кто-нибудь может возразить, что находящихся в заблуждении можно, в крайнем случае, считать христианами, но не членами Церкви.
Но возможно ли это? Можно ли быть христианином вне Церкви? Можно ли исповедовать Христа — Господом иначе, как Духом Святым? (Не об этом ли учат и апостол Иоанн и апостол Павел? I Ин.4, 2-3; I Кор.12,3). Мыслимо ли и возможно ли на деле быть наученным Духом Святым, быть местом Его присутствия — и оставаться чуждым Церкви? Не убеждает ли нас в противном обращение Корнилия в Книге Деяний (гл. 10) ? Можно ли жить по вдохновению Духа Святого — и оставаться чуждым Христу? или: быть во Христе — и вне Церкви, тогда как вне Церкви нет спасения?
Или что сказать, что делать с теми, которые, примкнув к ошибочной вере, приняв ущербное богословие, живут ради Христа и умирают за Него? Свидетели Его — мученики за веру в Господа, католики, протестанты и другие, которые жили лишь ради того, чтобы передать веру в Спасителя тем, кто Его не знал, прожили подвижническую жизнь, приняли мученическую смерть.
Неужели они могут быть признаны только Христом, в вечности, и должны быть отвергнуты Его учениками на земле? В Евангелии мы читаем, что, вернувшись однажды ко Христу, апостолы рассказали Ему, что встретили человека, творящего чудеса Его именем, и запретили ему. Христос ответил: Не запрещайте ему, ибо никто, сотворивший чудо именем Моим, не может вскоре злословить Меня (Мк.9, 39)." Здесь я совершенно согласен с мнением митрополита Антония Сурожского. От себя хочу только добавить: Дух Святой дышит, где хочет. Разве можем мы утверждать, что в одной церковной организации Он действует, а в другой нет? Разве можем мы ограничить область и действие Святого Духа? Может ли благодать Божья быть принадлежностью только православных, протестантов или католиков? Разве не может Дух Святой дышать и творить чудеса, где хочет? В Евангелии от Иоанна 3, 8 ясно сказано: «Дух дышит, где хочет" .В таком случае вправе ли мы утверждать, что в Православной Церкви происходят чудеса, а в католической - лжечудеса? Вправе ли мы утверждать, что, напимер, в Почаеве с людьми происходят исцеления и чудеса, а в Фатиме ( Португалия) или Лурде ( Франция ) с людьми происходят лжечудеса и самообман? Вправе ли мы утверждать, что Дары в Таинстве Евхаристии пресуществляются и стают Телом и Кровью Христовыми только в руках православного священника? Разве не обкрадываем мы этим Бога, беря на себя роль судей в таких неподвластных человеческой власти вопросах? Да, православие с бескомпромиссной строгостью относилось к первым ересям, ибо они отвергали самые основы веры: Божество Христа, Его человечество, отрицая и свидетельство Божие, и тайну нашего спасения.
Но каждая последующая христианская церковь сохраняла, унося его с собой, православное содержание все более полное, все более способное совершать спасение догматически и духовно обедненных общин; и Церковь, различая присутствие доброго семени среди плевелов, относилась к этим блуждающим общинам все с большим пониманием. Нельзя приравнивать, ставить на одну доску некоторые заблуждения римокатоликов или протестантов и заблуждения гностиков, ариан или манихеев. Апостол Павел говорит, что надлежит быть разномыслиям в Церкви, но для того, чтобы открылись наиболее искусные (1 Кор.11,19). ПОЭТОМУ, если в главном христиане единомыслеенны, то я не вижу никаких препятствий к сближению и взаимному молитвенниму общению. "В главном – единство, во второстепенном – свобода, во всем – любовь"- к этому же призывал и Блаженный Августин. Что же касается Владыки Онуфрия, то я его очень уважаю: он умнейший богослов и добрый пастырь вверенного ему Стада Христова. Кроме того, его взгляды намного шире, чем думают некоторые. Поэтому я не боюсь того, что открыто исповедую. Хотя вряд ли он читает мои ответы ( кто я такой, чтобы уделять такое внимание моему скромному послушанию?) Прошу ваших святых молитв и благослови вас Господь!

(О.Павел)

 

 

 

 

 

 

Проект очень нуждается в вашей молитвенной и благотворительной поддержке!