Благословение

 
чи купівля свічок або жертва за записки вхотидь в десятину чи це потрібно розуміти все окремо: деся
Пользовательского поиска

 Питання: Я стараюсь від свого доходу жертвувати десятину храму але яб хотіла знати чи купівля свічок або жертва за записки вхотидь в десятину чи це потрібно розуміти все окремо десятина окремо а на потреби в церкві окремо

Відповідь: Доброго дня. Так, десятина - це десятина, а оплата за свічки і записки - це окреме пожертвування в залежності від ваших потреб і достатку.В статье «Откуда у Церкви деньги?» известный православный публицист протодиакон Андрей Кураев напоминает, что для повседневной жизни храма нужно совсем немного. Вино и хлеб для причастия. Воск для свечей, оливковое масло для лампад, ладан для благовонного каждения. Все это у греческого, сербского, болгарского крестьянина (а именно от них к нам пришел православный уклад) было под рукой. Хлеб крестьяне выращивали сами. Вино делали из своего винограда. Масличные деревья росли на пастбищах. Воск в изобилии был в пчелиных ульях. В качестве ладана могла сгодиться смола, собранная с сосен или кедра. И люди приносили в храм частицу того, что вырастили или собрали сами.

Они не покупали в храме свечи, а приносили свои, не покупали масло для домашних лампад, но приносили свое из дома. Не покупали просфор, но приносили домашний хлеб или муку. То, что сегодня мы выносим их храма, несколько веков назад в храм приносилось.

В книге «Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Россию в первой половине XVII века, описанное его сыном архидиаконом Павлом Алеппским», рассказывается: «У них (русских — «ЧС») нет, как у нас (арабов — «ЧС») лампад с маслом, ибо оно дорого и зимой замерзает; у них принято, что всякий, кто приходит в церковь, приносит с собой свечу, которую собственноручно ставит перед образом… Причем каждый приносит, по их обычаю, для церкви одну или несколько свечей, из коих к каждой приклеена копейка».

Крестьянин прекрасно понимал, что творцом урожая является не только он. Его труд и вклад были велики, но без солнца и дождя даже хорошо обработанная земля не родила бы плодов. Всю страду он с надеждой смотрел на небо, а когда урожай был собран в закрома, — чувство справедливости за-ставляло его быть благодарным небу. Частицу своего урожая он приносил к алтарю.

…Кстати, именно в этом смысл освящения меда, яблок, льна, винограда в августовские праздники Спаса…

Люди приносили из дома хлеб, вино, передавали их священнику с просьбой помолиться за тех, кто принес эти дары, и о тех, за кого они принесены. «Это и было то, что сегодня называется «просфора», — пишет о. Андрей Кураев. — По-гречески это слово означает «приношение». Просфора — это то, что приносится в храм, приносится в жертву, а не то, что уносится из храма.

Сегодня люди дома не пекут хлеб и не делают вино, а в тех семьях, где все это сохранилось, изготовление свечей или хлеба почти ни для кого не является основным видом деятельности. Люди живут другими работами, и эти иные виды труда дают им заработок. «Но где бы ни работал человек, — пишет о. Андрей Кураев,— его религиозная совесть напоминает: в своей работе ты пользуешься теми же талантами, теми же дарами, что даровал тебе Творец. Так хотя бы частицы верни в Его храм с благодарностью. Как же инженеру или трактористу, журналисту или учителю частицу своего труда принести в храм? Не деталь же от трактора приносить, не экземпляр газеты со своей статьей… Так у нас есть знаки, выражающие плодотворность труда в самых разных сферах. Это то, что в современной политэкономии называется «всеобщий эквивалент. Деньги».

Часть того, что человек заработал, он в виде денег приносит в храм. Эти бумажки он меняет на то, что не сделал сам, но что нужно для службы в храме: на свечи, хлеб (просфоры), вино, масло, ладан… Для постороннего взгляда здесь происходит явная торговая операция: деньги меняются на предметы. На самом деле, человек принес свою жертву. Но ведь денежную купюру не зажжешь вместо свечи, а монету не положишь в кадило вместо ладана. И Церковь позаботилась о том, чтобы нужные предметы были заготовлены. К церковному порогу прихожанин может принести свою жертву в виде монетки, а уже внутри храма идти со свечой в руках.

Не «цена», а «жертва»

Покойный патриарх Алексий II на встречах с духовенством постоянно подчеркивал: в храмах не должно быть слов «цена», «плата», «стоимость». Лучше говорить «жертва на свечу», «пожертвование на молитву». В некоторых храмах свечи вообще лежат открыто, рядом с ними стоит ящик для пожертвований. Кто-то по бедности берет свечу бесплатно, но нередко люди опускают в ящик не те несколько рублей, в которые реально обошлось производство свечки, а гораздо больше…

«Сегодня слово «жертва» — непопулярно. Но чем настойчивее реклама кричит о том, что жить следует в свое удовольствие, тем важнее для Церкви противостоять этой расчеловечивающей моде», — говорит протодиакон Андрей Кураев. Видеть в церковной жертве, приносимой людьми, «торговую операцию», все равно, что в крещении видеть лишь закаливающую процедуру.

Здесь не торговля, а воспитание души. Не купленную свечу с сознанием выполненного покупательского долга надо возжигать на подсвечнике, но огоньком жертвенности освещать свой жизненный путь. «Это, конечно, малость, — пишет о. Андрей, — но и она может помочь человеку осознать, что кроме работы в мире есть еще и служение. Кроме того, что продается и покупается, есть еще и то, что жертвуется».

То, что Церкви есть на что тратить деньги — объяснять не надо. Строительство храмов, зарплата священникам, певцам, уборщикам. Затраты на содержание семинарий, православных гимназий и больниц. Содержание центрального аппарата и зарубежных миссий. До 1917 года большая часть этих средств выделялась из государственного бюджета. В Германии или, скажем, Скандинавских странах и сейчас собирается специальный церковный налог. Каждый гражданин обязан перечислить определенный процент на церковные нужды. Какой из конфессий он доверит деньги — его личное дело. Во многих протестантских общинах (в том числе и в России) нередко вводят так называемую «десятину». 10 процентов от своих доходов прихожанин обязан пожертвовать в церковную кассу.

Андрей Кураев напоминает, что когда-то и на Руси было такое правило. Не случайно первый православный храм в Киеве назывался «Десятинной церковью». Правда, храм строился и содержался не на десятую часть доходов прихожан, а на десятую часть доходов князя. Вернуться в сегодняшней России к «десятине» — означает сокращение и без того крохотных пенсий и зарплат большинства прихожан. И что же остается? Одно. Предложить прихожанам храма жертвовать по мере сил, принося жертвы за свечи или просфоры. Или жертвовать более серьезные суммы в тех редких случаях, которые случаются нечасто: при крестинах, венчании.

…Разумеется, при нужде всякий православный человек может ходить в храм и жить церковной жизнью, не внося в церковную кассу вообще ни копейки…

Важнейшие из таинств — исповедь и причастие — всегда совершаются безо всяких «плат». Если у человека нет средств внести надлежащую жертву за крестины, венчание или погребение — по церковным правилам священник обязан согласиться на безвозмездный труд. Благослови вас Господь!

(О.Павел)

 

Проект очень нуждается в вашей молитвенной и благотворительной поддержке!