Благословение

 
29.08Подскажите где в Библии говорится как правильно крестится, кем установлена именно такая процеду
Пользовательского поиска

Здавствуйте. Подскажите где в Библии говорится как правильно крестится, кем установлена именно такая процедура. Спасибо. Анна

Ответ: Здравствуйте, Анна!С удовольствием отвечу на ваш вопрос, извините, что с небольшим опозданием.Все мы прекрасно знаем о том, какую исключительную роль играет крестное знамение в духовной жизни православного христианина. Каждый день, во время утренних и вечерних молитв, во время богослужения и перед вкушением пищи, перед началом учения и по его окончании, мы накладываем на себя знамение Честнаго и Животворящего Креста Христова. И это не случайно, ведь в христианстве нет более древнего обычая, чем крестное знамение, т.е. осенение себя знаком креста. В конце третьего столетия знаменитый карфагенский церковный учитель Тертуллиан писал: «Путешествуя, и передвигаясь, входя в помещение и выходя из него, обуваясь, принимая ванну, за столом, зажигая свечи, ложась, садясь, при всём, что мы делаем – мы должны осенять свой лоб крестом». Спустя столетие после Тертуллиана, святитель Иоанн Златоуст писал следующее: «Никогда не выходите из дома, не перекрестившись». В Древней Церкви крестом осенялся только лоб. Описывая литургическую жизнь Римской Церкви в III веке, священномученик Ипполит Римский пишет: «Всегда старайся смиренно осенять свой лоб крестным знамением». Об употреблении одного перста в крестном знамении говорят затем: святитель Епифаний Кипрский, блаженный Иероним Стридонский, блаженный Феодорит Киррский, церковный историк Созомен, святитель Григорий Двоеслов, преподобный Иоанн Мосх и в первой четверти VIII века преподобный Андрей Критский. Согласно выводам большинства современных исследователей, осенение лба (или лица) крестом возникло еще во времена апостолов и их преемников. Более того, это вам может показаться невероятным, но на появление крестного знамения в Христианской Церкви значительным образом повлиял иудаизм. Достаточно серьезное и компетентное исследование этого вопроса проводил современный французский богослов Жан Даниэлю. Вы все прекрасно помните описанный в книге Деяний Апостольских Собор в Иерусалиме, проходивший, приблизительно, в 50 году по Рождестве Христовом. Основной вопрос, который разбирался апостолами на Соборе, касался способа принятия в Христианскую Церковь тех людей, которые были обращены из язычества. Суть проблемы коренилась в том, что свою проповедь Господь наш Иисус Христос совершал в среде иудейского богоизбранного народа, для которого и после принятия Евангельской Вести сохранялись обязательными для исполнения все религиозно-обрядовые предписания Ветхого Завета. Когда же апостольская проповедь достигла европейского континента и первохристианская Церковь стала наполняться новообращенными греками и представителями других народов, вполне закономерным образом возник вопрос формы их принятия. В первую очередь, вопрос этот касался обрезания, т.е. необходимости для обращенных язычников принимать сперва Ветхий Завет и обрезываться, а только после этого принимать Таинство Крещения. Апостольский собор разрешил данный спор весьма мудрым решением: для иудеев ветхозаветный Закон и обрезание оставались обязательными, а для христиан из язычников иудейские обрядовые предписания отменялись. В силу данного постановления Апостольского Собора в первые века в Христианской Церкви существовали две важнейшие традиции: иудеохристианская и языкохристианская. Так, апостол Павел, постоянно подчеркивавший, что во Христе «нет ни эллина, ни иудея», оставался глубоко привязанным к своему народу, к своей родине, к Израилю. Вспомним о том, как он говорит об избрании неверных: Бог избрал их для того, чтобы пробудить ревность в Израиле, чтобы Израиль признал в личности Иисуса ожидаемого им Мессию. Вспомним и о том, что уже после смерти и Воскресения Спасителя апостолы регулярно собирались в Иерусалимском храме, а свою проповедь вне пределов Палестины всегда начинали с синагоги. В этом контексте становится понятным, почему иудейская религия могла оказывать определенное влиянии на развитие внешних форм богослужения молодой первохристианской Церкви.

Так вот, возвращаясь к вопросу происхождения обычая осенять себя крестным знамением, отметим, что в иудейском синагогальном богослужении времен Христа и апостолов существовал обряд начертания имени Божия на челе. Что же это такое? В книге пророка Иезекииля (Иез. 9:4) говорится о символическом видении катастрофы, которая должна постигнуть некий город. Однако эта погибель не коснется людей благочестивых, на челах которых ангел Господень изобразит определенный знак. Описывается это следующими словами: «И сказал ему Господь: пройди посреди города, посреди Иерусалима, и на челах людей скорбящих, воздыхающих о всех мерзостях, совершающихся среди него, сделай знак». Вслед за пророком Иезекиилем все то же начертание имени Божия на челе упоминается в книге Откровения святого апостола Иоанна Богослова. Так, в Отк. 14.1 сказано: «И взглянул я, и вот, Агнец стоит на горе Сионе, и с ним сто сорок четыре тысячи, у которых имя Отца Его написано на челах». В другом месте (Отк. 22.3-4) говорится о жизни будущего века следующее: «И ничего уже не будет проклятого; но престол Бога и Агнца будет в нем, и рабы Его будут служить Ему. И узрят лице Его, и имя Его будет на челах их».

Что же такое имя Божие и как его можно изобразить на челе? Согласно древней иудейской традиции, имя Божие символически запечатлевалось первой и последней буквами иудейского алфавита, которыми были «алеф» и «тав». Это означало, что Бог является Беспредельным и Всемогущим, Вездесущим и Вечным. Он является полнотой всех мыслимых совершенств. Поскольку человек может описать окружающий его мир при помощи слов, а слова состоят из букв, то первая и конечная буквы алфавита в написании имени Божия говорят о том, что в Нем заключена полнота бытия, Он объемлет собой все, что можно описать человеческим языком. Кстати, символическое начертание имени Божия при помощи первой и последней букв алфавита имеется и в христианстве. Помните, в книге Апокалипсис Господь говорит о себе : «Аз есмь альфа и омега, начало и конец». Поскольку Апокалипсис был изначально написан на греческом языке, то для читателя становилось очевидным, что первая и последняя буквы греческого алфавита в описании имени Божия свидетельствуют о полноте Божественных совершенств. Нередко мы можем видеть и иконописные изображения Христа, в руках Которого открытая книга с надписью всего двух букв: альфа и омега.

Согласно цитированному выше отрывку из пророчества Иезекииля, избранные будут иметь на челе надписание имени Божия, которое ассоциировалось с буквами «алеф» и «тав». Смысл этого надписания символический – человек, имеющий на челе имя Божие – всецело отдал себя Богу, посвятил себя Ему и живет согласно Закону Божию. Только такой человек достоин спасения. Желая внешне проявить свою преданность Богу, иудеи времен Христа уже накладывали на свое чело надписание букв «алеф» и «тав». Со временем, ради упрощения этого символического действия, они стали изображать одну лишь букву «тав». Весьма примечательно, что изучение рукописей той эпохи показало, что в иудейской письменности рубежа эпох прописное «тав» имело форму маленького креста. Этот маленький крест и означал имя Божие. По сути, для христианина той эпохи изображение креста на своем челе означало, как и в иудаизме, посвящение всей своей жизни Богу. Более того, наложение креста на лоб напоминало уже не столько последнюю букву еврейского алфавита, сколько крестную жертву Спасителя. Когда же Христианская Церковь окончательно освободилась от иудейского влияния, тогда было утеряно понимание крестного знамения как изображения через букву «тав» имени Божия. Основной смысловой акцент был поставлен на отображении Креста Христова. Забыв о первом значении, христиане более поздних эпох наполнили знамение Креста новым смыслом и содержанием.

Приблизительно к IV веку христиане стали осенять крестом все свое тело, т.е. появился известный нам «широкий крест». Однако наложение крестного знамения в это время все еще сохранялось единоперстное. Более того, к IV веку христиане начали осенять крестом не только себя, но и окружающие предметы. Так современник этой эпохи преподобный Ефрем Сирин пишет: «Животворящим крестом осеняются наши дома, наши двери, наши уста, наша грудь, все наши члены. Этот крест вы, христиане, не оставляйте ни в какое время, ни в какой час; пусть он с вами будет во всех местах. Без креста ничего не предпринимайте; ложитесь ли спать или встаете, работаете или отдыхаете, едите или пьете, путешествуете на суше или плаваете по морю — постоянно украшайте все ваши члены этим живоносным крестом».

В IX веке единоперстие постепенно стало заменяться двуперстием, что было обусловлено широким распространением на Ближнем Востоке и Египте ереси монофизитства. Когда появилась ересь монофизитов, то она воспользовалась дотоле употреблявшейся формой перстосложения – единоперстием для пропаганды своего учения, так как видела в единоперстии символическое выражение своего учения о единой природе во Христе. Тогда православные, вопреки монофизитам, стали употреблять в крестном знамении двоеперстие, как символическое выражение православного учения о двух природах во Христе. Так произошло, что одноперстие в крестном знамении стало служить внешним, наглядным признаком монофизитства, а двоеперстие - православия. Тем самым снова во внешние формы богопочитания Церковь вложила глубокие вероучительные истины.

Более раннее и очень важное свидетельство об употреблении греками двоеперстия принадлежит несторианскому митрополиту Илии Гевери, жившему в конце IX-Х века. Желая примирить монофизитов с православными и с несторианами, он писал о том, что последние несогласны с монофизитами в изображении креста. Именно, одни знамение креста изображают одним перстом, ведя руку слева направо; другие двумя перстами, ведя, наоборот, справа налево. Монофизиты, осеняя себя одним перстом слева направо, подчеркивают этим, что веруют во единого Христа. Несториане и православные, изображая крест в знамении двумя перстами – справа налево, исповедывают тем свое верование, что на кресте человечество и божество были вместе соединены, что это было причиной нашего спасения.

Помимо митрополита Илии Гевери о двуперстии писал также и небезызвестный вам преподобный Иоанн Дамаскин в своей монументальной систематизации христианского вероучения, известной под названием «Точное изложение православной веры».

Приблизительно в XII веке в грекоязычных Поместных Православных Церквях (Константинопольской, Александрийской, Антиохийской, Иерусалимской и Кипрской) двоеперстие было заменено троеперстием. Причина тому виделась в следующем. Поскольку к XII веку борьба с монофизитами уже закончилась, то двоеперстие утратило свой демонстративный и полемический характер. Однако двоеперстие роднило православных христиан с несторианами, которые также употребляли двоеперстие. Желая внести изменение во внешнюю форму своего богопочитания, православные греки начали осенять себя троеперстным крестным знамением, тем самым подчеркивая свое почитание Пресвятой Троицы. На Руси, как уже и было отмечено, троеперстие было введено в XVII веке во время реформ патриарха Никона.

Таким образом, подводя итог данному сообщению, можно отметить, что знамение Честнаго и Животворящего Креста Господня, является не только древнейшим, но и одним из важнейших христианских символов. Его совершение требует от нас глубокого, вдумчивого и благоговейного отношения. Много веков назад Иоанн Златоуст увещевал нас задумываться над этим следующими словами: «Вы должны не просто чертить крест своими пальцами, - писал он. – Вы должны делать это с верой».Благослови вас Господь!

(О.Павел)

 

Проект очень нуждается в вашей молитвенной и благотворительной поддержке!